Два часа двадцать пять минут из жизни Яника Ноа, рассказанные им самим.

Автор: admin от 22-04-2012, 22:44, посмотрело: 85

0 ...Сколько времени уже прошло с начала матча, я не представлял. Ни малейшего понятия. Да и какое, собственно, это могло иметь значение... Виландер только что послал мне сильнейший мяч, и я его не заметил. С места не сдвинулся. Мяч прошелестел у меня прямо над головой, Идеально выполненная «свеча». 6:3 в мою пользу на тай-брейке в третьем сете. И сейчас я все, все готов был вложить в эту подачу. Ввинтить Виландеру под правую, чтобы ему это не понравилось...
Давай, Ян! Хватит думать. Одна подача - и все. Последняя точка... Было бы слишком глупо, если бы... Дай ему под его правую, Ян!
Едва мяч пошел, я понял, что выиграл. Это был уже не сон. Когда мяч отскочил от ракетки шведа, он был уже в «ауте». Тогда я повернулся и упал на колени. И снова вскочил и увидел отца. Сумасшедший, он лез через скамейки, падал, вновь поднимался...
Он ждал этой минуты пятнадцать лет. Да что там, мы оба ждали! В то утро меня разбудил именно он. Обычно, когда он входит по утрам ко мне в комнату, я уже не сплю. Я вообще сплю мало и чутко. А на этот раз ему пришлось меня трясти, как мальчишку, опаздывающего в школу. Такого со мной давно не было. «Ну-ка, Ян, девять часов!» А я и думать забыл про матч. Не то что отец. Видо было, что он уже на нервах, хотя ни слова не проронил ни про Виландера, ни про кого. Впрочем, в конце концов он сознался, что с начала шестого бродит по дому, места себе не находит.
На улице солнечно и уже жарко. Я делаю себе яичницу и кофе. Проглатываю солевые таблетки, витамины и включаю проигрыватель.
Девять часов. Вывожу из гаража машину. Отец провожает меня до ворот и, уже не в силах сдержаться, говорит:
- Только один матч, Ян! Сражайся!
Мне хочется смеяться. Стараюсь оставаться серьезным, объясняю ему, что ему нечего волноваться:
- Я выиграю. И чувствую за собой невероятную силу, хотя не представляю еще, как играть этот матч.
По приезде на стадион «Рэсинг» Патрис Ажлоэр, мой тренер, заставляет меня полчаса работать над подачей. Что-то не ладится. Я начинаю орать. Ору сам на себя. Под душем успокаиваюсь.
После тренировки еду на бульвар Сюне, где один из моих приятелей выделил мне комнату для отдыха. Пытаюсь смотреть музыкальную видеокассету, но не могу сосредоточиться. А может быть, наоборот - слишком сосредоточен... И тогда я в первый раз за этот день подумал о Виландере. Он вдруг встал у меня перед глазами такой, как на фотографии, которую ровно год назад публиковали все газеты, - высоко поднявший над головой кубок. Меня пробрала дрожь. Раньше я смотрел на эту фотографию и видел на месте Виландера себя. А потом стал бояться на нее смотреть. Очнись, Ноа, возьми себя в руки!
Раздевалка. В толпе приятелей прохожу на «Ролан Гаррос» через служебный вход. Теперь я один и, пожалуй, спокоен. Раскладываю, нумерую свои ракетки по силе натяжки - одни чуть сильнее, другие послабее. Выбираю себе форму. Накануне решил, что буду играть в красном, но в конце концов останавливаюсь на светлой - может, из-за жары. Пришиваю на рубашку рекламные нашивки. Туфли выбираю уже «игравшие»: ноги - дело весьма деликатное. Стягиваю пальцы пластырем, но так, чтобы они двигались совершенно свободно. Чувствую, как у меня поднимается давление.
Наконец появился Патрис. Он посмотрел на меня и сказал именно то, что нужно. То, что я ждал:
- Ты выиграешь. Выиграешь потому, что ты сильнее. Сконцентрируйся на игре. У тебя нет никаких причин нервничать.
Его приход как нельзя кстати. Я действительно уже начинал сомневаться, спрашивать себя, достаточно ли я спал, ел, достаточно ли принял соли... Удивительно, но он двумя фразами сумел вернуть мне веру в себя.
Выясняется, что нужно ждать еще десять минут. Целая вечность. Я смотрел на часы так, будто боялся только одного - как бы они не остановились. Потом раздался голос арбитра матча. На корт вызывали меня и Виландера.
И вот мы рядом, бок о бок. Смотрим друг на друга и ничего не видим. Виландер выходит к кортам первым. Я следом, как лунатик. Ничего не слышу. Вижу только задники туфель Виландера. Иду и повторяю про себя: «Я хочу, чтобы это был матч-взрыв, а не резина в пять сетов. Чтобы сразу все встало на свои места. Я готов отдать все силы, готов умереть на корте... Солнце, ветер, рев трибун - какая разница! Я хочу победить, я должен победить!» Ни о чем другом я не думал.шаблоны для dleскачать фильмы

Категория: тенис 89

 
Знаете ли вы, что чемпионат СССР по теннису - старейшее из всесоюзных первенств соревнование? Конечно, сам теннис, и в том числе российский и теннис украина , намного старше. Про теннис, словом, у нашего теннисного чемпионата солидный опыт, богатые традиции. На сайте представлена информация о том как развивалась история тенниса. Также есть наглядный фото теннис и теннис рейтинг. Впервые чемпионат страны теннис украины проводился раздельно: женщины соревновались в Киеве, мужчины - в Ужгороде.